«Каждый вечер мы создаем нашу музыку заново»

Вышел в свет новый диск Стинга «Symphonicities». Для этого альбома английский певец переписал свои хиты и лучшие песни группы The Police в сопровождении симфонического оркестра. Новая программа будет представлена в московском зале Crocus City Hall 15 сентября. БОРИС БАРАБАНОВ из КОММЕРСАНТЪ побеседовал со Стингом в день выхода альбома.

— Альбом с оркестром для солидной рок- или поп-звезды — шаг традиционный. Но вас никогда нельзя было упрекнуть в предсказуемости. Что заставило пойти по стопам коллег?

— Вы называете это каким-то там «шагом», я называю это естественным ходом вещей. Я не делал ничего через силу. На очереди у меня — альбом моего нового материала, который я тоже хотел бы записать вот в такой «классической» традиции. Так что сейчас я, считайте, просто осваиваюсь на новой территории.

— Когда же ждать ваш новый материал?

— Когда я буду готов, я запишу его. Я не тороплюсь. У меня нет никаких контрактов или обязательств, которые заставили бы меня работать быстрее, чем я должен.

— Я смотрю на трек-лист альбома «Symphonicities» и понимаю, что слышал десятки, если не сотню версий песни «Roxanne». Вы, как я понимаю, от нее все еще не устали.

— Это одна из тех песен, к которым может быть множество подходов. В ней сохраняется ее электрический заряд. Я как будто каждый раз примеряю на «Roxanne» новое платье, понимаете?

— Когда рок-музыканты приезжают в Россию с оркестровой программой, обычно они нанимают оркестр здесь, раздают ноты, пара дней репетиций — и дело готово. Зачем вам везти с собой целый оркестр?

— Все нынешнее турне я играю с одним оркестром — с Королевским филармоническим концертным оркестром. И мы уже с ними чувствуем себя как нормальная рок-группа в туре. Мы привыкли друг к другу. Каждый вечер мы создаем нашу музыку заново, как группа. Это совсем не та ситуация, когда те, кто с тобой на сцене,— просто аккомпаниаторы за спиной.

— Вы в последние годы удивляли поклонников камерными записями музыки барокко, фолка и рождественских тем. В программе с оркестром есть для них место?

— Я все же сейчас сконцентрирован в первую очередь на оркестровках моих собственных песен. Но пара песен, которые вам малознакомы, в этой программе тоже есть. И она не ограничивается только лишь трек-листом альбома. Концерт у нас длинный, три часа идет, имейте это в виду.

— В этом туре вы играете песню «Russians» с альбома «The Dream Of The Blue Turtles». Сейчас сложно объяснить людям, насколько это было важно, что такая песня появилась во времена железного занавеса. Напомните, пожалуйста, как все было?

— Мне очень нравилась тогда сюита Сергея Прокофьева «Поручик Киже». Из нее я и взял в итоге фрагмент, на котором построена песня. Действительно, сейчас нужно объяснять, почему могла появиться строчка «Надеюсь, русские тоже любят детей». Песня «Русские» появилась в определенном контексте, которого теперь не существует. Холодная война в прошлом, нет стены, разделявшей нашу с вами жизнь в начале 1980-х. Поэтому, когда я готовил нынешнее турне, мне требовалось вернуть эту песню к жизни, не имея в виду контекст, основываясь только на ее музыкальных особенностях. Теперь для меня «Russians» — это в большей степени дань уважения русской музыкальной традиции, нежели политическое наблюдение.

— Ваше имя часто можно встретить на обложках альбомов других музыкантов в графе «featuring», или «специальный гость». Вы вообще отказываете кому-нибудь?

— Да, вот и мой менеджер говорит мне, что у меня проблема со словом «нет»,— никак не могу научиться его произносить.

— Не могу забыть ваше появление на альбоме группы t.A.T.u. в качестве бас-гитариста…

— Там история была в том, что глава моей рекорд-компании Дэвид Кирзенбаум был их продюсером. Он попросил меня сыграть на басу. Мне понравилась песня, серьезно. Я сыграл с удовольствием. Меня не просили петь, я не навязывался. Я по-прежнему в состоянии работать в группе в качестве простого бас-гитариста.

— Ваш сын Джо Самнер много гастролировал с вами, но это пока не помогло ему стать большой звездой. А его сестра Коко Самнер вроде бы все делает сама по себе, но сейчас она — одна из главных надежд британской поп-музыки. Вы держите руку на пульсе их карьер?

— Ну конечно, я слежу за тем, что они делают. Вряд ли я могу сказать, что регулярно даю им какие-либо советы. Если бы они попросили, я бы дал. Но с принятием решений они прекрасно справляются сами. Я не указываю им путь, просто подставляю плечо, когда нужно. Вы правы, Коко и ее проект «I Blame Coco» — это что-то фантастическое. Я очень рад за нее. У Джо только что вышел альбом в Европе, с ним все тоже вроде бы неплохо, и сейчас он гастролирует уже не в качестве разогрева у папы, он самостоятельный парень. В целом моя работа была завершена в тот момент, когда я купил им гитары. Все, дальше они сами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.